8 класс История России

  • Одесский театр оперы и балета. Архитекторы Ф. Фельнер, Г. Гельмер (Хельмер). Литография XIX века.

  • Почти одиннадцать лет прошло с момента пожара до первого камня, который было заложен в здание нового театра. Знаменательное сие событие произошло 16 сентября (28 — по новому стилю) 1884 года.
    Театр вырос, как сказали бы мы сейчас, в рекордные сроки. Его открытие состоялось 1 октября 1887 года.
    Сохранился номер «Новороссийского телеграфа» за октябрь 1887 года. Более половины занимает в нем рассказ об одесском городском театре. Посему поведем свой рассказ как бы с двух временных вершин — сегодняшней и той, которая помечена I (13) октября 1887 года.

    Слово — «Новороссийскому телеграфу»: «Новый городской театр построен на Театральной площади, на месте сгоревшего театра... Наружный фасад театра приведен в стиль итальянского Возрождения...»
    Со столь категоричным утверждением — стиль итальянского Возрождения! — отнюдь не все согласны. Одесский театр, полагают специалисты, выдержан, в основном, в духе барокко, а этот стиль, как известно, пришел на смену как культуре Возрождения, так и искусству маньеризма. Но «выдержан в основном» — не значит, что выдержан идеально чисто, выполнен со школярской старательностью. В наружном оформлении здания одесской оперы, выдержанном в духе барокко, много примет стиля Возрождения. Эти черты, по мнению доктора искусствоведения И. Лисаковского, «упрощают» барочные формы, делают их спокойнее, четче.

    «По высоте здания архитектурно имеются три главных яруса: нижний, цокольный, заключающий в себе партер; второй, в котором помещаются бельэтаж и первый ярус; и третий, заключающий в себе второй ярус и галерею. Далее мы видим по фасаду полукруга с обеих строи открытые балконы. Таких балконов на всем фасаде десять: восемь малых и два больших с тремя просветами каждый... К театру существуют три главных подъезда...»
    Нынешний театр имеет двадцать ходов и выходов плюс три отдельных выхода для рабочих и служащих театра. Фасад театра щедро и многообразно украшен статуями.

    Над главным портиком на пьедестале — группа, изображающая Мельпомену, мчащуюся на колеснице, в которую запряжены четыре пантеры. В левой руке музы — факел, правая рука поднята в приветствии. По бокам два гения. У гениев, как и положено, лавровые венки в руках.
    На втором пьедестале — еще две группы. На правой Терпсихора обучает юное создание танцам, на левой — Орфей ублажает и очаровывает кентавра игрой на лире.

    А в самом низу, по двум сторонам входа в центральный портик,— еще две группы: аллегорическое представление о комедии и трагедии. Сюжет первой заимствован у Аристофана. Простой смертный, но самонадеянный, представил себя не кем-нибудь, а Зевсом, за что Зевсом подлинным наказан: превращен в короля птиц. Волю Зевса выполняет один из гениев — снимает с простака маску величия...

    Сюжет трагедийной же композиции таков: Федра, дочь критского царя Миноса, вторая жена афинского царя Тезея, оплакивает убитого Ипполита, сына Тезея от первой жены. Ипполиту любовь мачехи стоила жизни. Федра заплатила такую же цену: она ведь оплакивает возлюбленного после того, как приняла яд. За трагедией наблюдает печальный ангел.

    На фасаде портика, как раз над балконом,— два горельефных изображения. Две Славы с венками в руках. Кроме этих изображений вокруг фасада передней части здания по фронтону насчитываем шестнадцать фигур амуров, расположенных группами, поодиночке, пребывающих в разных позах. По двум сторонам полукруглой части здания поставлены четыре бюста: А. Пушкина, А. Грибоедова, Н. Гоголя, М. Глинки — поэзия, драма, комедия, музыка. Линии здания, вмещающего 1665 зрителей, обладают столь высокой динамичностью, что это скрадывает действительные его размеры, как бы уплотняет объем. Динамичность, по мнению специалистов, достигается за счет членения фасада, пластической отделки, учета возможностей светотени. Структура здания сложна и в то же время чрезвычайно проста: подковообразная передняя часть с тремя примыкающими портиками, «посаженными» на разной высоте, над ними купол, как корона.

    Отменно задуманы и «поставлены» три горизонтальных яруса. Приземистый, сознательно «утяжеленный», лишенный всяких украшений первый, нижний ярус. Прямоугольные проемы лоджий с тосканскими (принято по справедливости отмечать их благородство) колоннами, верхняя часть которых изготовлена в виде «тарелок», а на них как бы прилегли прямоугольные плиты — это второй ярус. Наконец — третий: лоджии со сложными (не вообще сложными, а усложненными по отношению ко второму ярусу) проемами, колоннами и кокетливыми капителями. Колонны здесь разные: большие — ионические, малые — коринфские.

    На «челе» здания своеобразный венец. Это баллюстрада, украшенная детьми-амурами — «путти».
    Особенность сооружения в том, что ярусы не «лежат» друг на друге, а будто «повисают». Их разделяют выполненные в духе спартанской простоты «пояски», называемые еще «паузами» между этажами. Определение это представляется поэтичным и точным. Если архитектура — застывшая музыка, то в ней должны быть паузы, как есть цезуры в стихах.

    Ярус здания чем выше, тем массивней. Однако ощущения, что фасад утяжелен, не возникает. Дело в законах перспективы, которыми разумно воспользовались строители. Верхние ярусы, когда подходишь к театру близко, как бы сжимаются, уплотняются, сокращаются, что позволяет воспринимать верхнюю часть как нечто воздушное. В немалой степени — благодаря продуманной и мастерски выполненной декорировке последующих ярусов. Здание одесской оперы таит в себе еще один секрет.

    Если смотреть на фасад со стороны, то перед вами предстают не три, а два пояса: массивный, обстоятельный, устойчивый — нижний; изящный, легкий — верхний. Легкость эту обеспечивает аркада лоджий, силуэты разбросанных над баллюстрадой скульптур. Разгадка в том, что нижний и средний ярусы объединены одинаковой (под грубую кладку) обработкой стен и поэтому зрительно совпадают. Перед тем как войти внутрь здания, окинем его еще раз любовным взором, восхитимся пропорциями, четкостью линий, грациозностью, его окрыленностью, вслушаемся в музыку сооружения.

    Впечатляет внутреннее оформление театра.
    Нижний этаж, партер и ложи бенуара, фойе в виде широкого идущего полукругом коридора, гардеробная, коридоры перед ложами бенуара, богато украшенные лестницы...
    Но пройдемте в зал. Он так же восхищает зрителей, как почти сто лет назад.

    «Зрительный зал поражает небывалой в Одессе роскошью и красотой отделки лож. Во всем зале снизу до потолка включительно преобладают бархат, сатин, позолота. При великолепном освещении все это блещет, горит, сияет...» — писал «Новороссийский телеграф». Для нас слова «при великолепном электрическом освещении» кажутся простой констатацией факта. Избитый эпитет... Но не забудем, что относятся они к 1887 году. Электричество еще не норма — оно в диковинку. В одесском театре лампочки вспыхнули в день открытия занавеса. Для этого в районе ул. Старопортофранковской (ныне ул. Комсомольская) была построена электростанция. Не простая. Первая в России центральная электростанция переменного тока. Напомним, кстати, что старый театр освещался газовыми рожками, что и привело к трагедии 1873 года.

    Источник: Деревянко Б.Ф. «Одесский театр оперы и балета». Одесса. Издательство Маяк, 1984 г.

    Тема: Культура России XIX век. Театр.
  • Добавлено: 18.10.2012
  • Автор: Павел Федоров Город: Нижний Новгород
Вернуться к списку фотографий в категории 8 класс История России